Зачем Москва избавляется от трети чиновников

Правительство — лишь малая доля людей, получающих зарплаты из бюджета Москвы. Такими сокращениями много не сэкономить. Но народу будет приятно видеть, что и чиновники затягивают пояса в тяжелые времена.

Кто управляет Москвой

На прошлой неделе мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что в связи с надвигающимся кризисом число госслужащих в органах власти столицы будет сокращено на 30% (это более 3 тыс. человек, а также ряд вакантных позиций). Много это или мало, хорошо это или плохо?

По данным Мосгорстата, в правительстве Москвы 23 тыс. сотрудников, что не так много на 12-миллионный город. К примеру, в правительстве 8-миллионного Нью-Йорка сотрудниками числятся 350 тыс. человек. Но не надо думать, что система управления в Москве во много раз эффективнее: дело в том, что у нас нет возможности оценить реальный размер правительства столицы.

В Нью-Йорке в указанные 350 тыс. входят, например, электрики, механики, даже, вероятно, уборщики улиц. В Москве же огромное множество таких технических задач передано государственным унитарным предприятиям (ГУПам). Формально это коммерческие структуры, получившие в управление имущество субъекта Федерации. На практике же львиная их доля живет сугубо на деньги бюджета и выполняет функции правительства города.

ГУПы чинят дороги, управляют московским имуществом, водоотводом и лифтами. И это еще без учета государственных бюджетных учреждений (ГБУ), автономных некоммерческих организаций (АНО) и управляющих компаний, которые в Москве фактически сращены с муниципальными управами и являются их продолжением.

Дело не в том, что эта система неправильная или неэффективная. Просто в силу ее запутанности крайне сложно оценить ее размеры, а значит, едва ли возможно и оценить масштабы собянинских сокращений относительно реального размера аппарата, обслуживающего город.

Шок обеспечен

Но если отбросить вопрос масштаба, стоит ли радоваться тому, что правительство Москвы стало настолько эффективным и высокотехнологичным, что ему не очень-то нужны 30% сотрудников?

Снижение размера правительственного аппарата — одна из ключевых идей в рамках концепции «нового государственного управления», ставшей очень популярной в последние 30 лет. Она основана на идее повышения эффективности публичного сектора за счет механизмов управления, характерных для бизнеса.

Однако такое решение предполагает длительный и планомерный процесс преобразования органов власти. В Моск­ве, судя по всему, решили применить метод шоковой терапии. В мире есть такие примеры. В турецком городе Газиантеп как-то сократили правительство до ста человек. Но это было продуманное решение, нацеленное на то, чтобы сломать инерционные механизмы и создать аппарат, работающий по-новому. У нас более известна история про увольнение в Грузии сразу всех полицейских — тот же принцип. Однако мэр Москвы уверяет нас, что никаких изменений в работе правительства не будет.

Получается странная картина. Поскольку само правительство — лишь малая доля людей, получающих зарплаты из бюджета города, огромных денег Моск­ва посредством сокращения явно не сэкономит. В то же время о продуманной реформе и наличии долгосрочного плана тоже ничего не говорится, а значит, шок системе обеспечен и возможны перебои. Если же правительство и правда стало настолько эффективно, что 30% сокращений и не заметит, то непонятно, зачем было ждать кризиса, чтобы урезать штат.

«Сильное решение»

Отдельный вопрос состоит в том, какова будет на практике процедура сокращения штата. Под предлогом таких процессов часто увольняют не наименее ценные кадры, а несогласных с мнением начальника или потенциальных конкурентов, что приводит к снижению средней квалификации аппарата.

Ну и в целом увольнять людей в публичном секторе в кризис с экономической точки зрения не самая мудрая идея. Госсектор, который в теории должен создавать в кризисные времена рабочие места, чтобы снижать циклическую безработицу, в этом случае будет способствовать усугублению положения дел на рынке труда.

Остается непонятным, зачем нужны такие меры. Увы, в конечном итоге закрадываются подозрения, что «сократить 30%» — это некий вариант предложения «мочить в сортире», «сильное» политическое решение в тяжелые времена. Электорату такое нравится, наш народ любит видеть самобичевание, не любит чиновников и рад видеть, что и они затягивают пояса. Остается только надеяться, что мусор продолжат увозить, а светофоры не погаснут.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.