Елена Панфилова: ходят в гости, собирают деньги

8c912a2ca2764da403c75470f143523d

– Общество понимает, что потребность в антикоррупционных мерах есть. Крупный бизнес самостоятельно коррумпирует чиновников. «Например, закон об обязательной проверке на коррупциогенность законов, очень здорово обрезал предлагавшиеся меры. В этом смысле мы вместе с теми, с кем находимся во всевозможных рейтингах коррупции», — говорит Елена Панфилова.Другая ситуация с коррупцией в крупном бизнесе. Крупный бизнес в России часто выступает инициатором коррупции, получая преференции.Страны, на которые Россия похожа по уровню коррупции в малом и среднем бизнесе, — как правило, государства с высоким общим уровнем коррупции. Речь уже идет не о вымогательстве, а о выстраивании системных отношений, которые благоприятны для обеих сторон», — заявляет она. «80% настроены скептически и считают, что все бесполезно, но эти же 80-85% предлагают, что надо делать, — говорит Елена Панфилова. «Доклад сводит воедино практически все исследования о коррупции, которые проходят в мире в течение года, — говорит генеральный директор Transparency International Russia Елена Панфилова. У нас это массовое явление», — считает она.В Transparency International в целом одобряют антикоррупционную программу президента Дмитрия Медведева, но считают, что сделано пока только около 5% от необходимого. На бумаге все выглядит в достаточной степени привлекательно», — говорит Елена Панфилова.Происходит процесс видоизменения норм, видит эксперт. Другое дело, что там каждый такой случай становится предметом для разбирательства и общественного негодования. – Часть доклада посвящена обсуждению общих тенденций: что делает бизнес участником коррупционных отношений и как это проявляется. Малый бизнес платит коррупционерам, потому что его вынуждают. Всем памятен, например, скандал с Siemens в Германии. Есть и отдельная статья о борьбе с коррупцией в России за прошедший год». В этом году темой доклада Transparency International стала «Коррупция и частный сектор».В России средний и малый бизнес чаще всего вступает в коррупционные отношения не столько по своей воле, сколько став жертвой вымогательства со стороны всевозможных проверяющих инстанций, с которыми ему приходится иметь дело, рассказывает Елена Панфилова. «Это страны, где низовая и средняя бюрократия и правоохранительные органы чувствуют себя безнаказанно: ходят в гости, собирают деньги, если им что-то понравилось, могут забрать себе. Независимая экспертиза теперь желательна, а не обязательна, сокращен спектр коррупциогенных признаков», — сетует она.Общество и бизнес пока демонстрируют скептицизм в отношении антикоррупционных мер. Ситуации, связанные со слиянием бизнеса и власти, всплывают в целом ряде довольно цивилизованных стран. Для просмотра необходимо установить Adobe Flash Player 10

Коррупция — массовое явление в России. Но даже зная, как и что надо делать, есть ощущение, что что-то может всему помешать».  «Такие формы коррупции проявляются зачастую в очень развитых странах. Другое дело, как они будут выполняться. К таким выводам пришли в Transparency International Russia .Международная организация Transparency International опубликовала новый доклад «Мировая коррупция 2009». «Меры принимаются вполне разумные. «Другое дело – крупный бизнес, у которого коррупционные отношения носят характер доверительно-близкий к средним и высшим эшелонам власти.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.