Бизнесмену простили 8 млрд. неуплаченных налогов

Удивительным образом перекликаются истории уголовных дел двух абсолютно разных людей – нашумевшее дело осужденной экс-чиновницы Минобороны Евгении Васильевой, и не такое громкое, но, тем не менее, резонансное дело Константина Пономарева . Напомним, что прокуратура Москвы 13 мая отменила постановление Главного следственного управления СКР по Москве о возбуждении уголовного дела в отношении предпринимателя Константина Пономарева, который подозревался в неуплате налогов, более чем на 8 миллиардов рублей.

Казалось бы, что может быть общего у этих людей? Евгения Васильева – бывшая
высокопоставленная сотрудница «Оборонсервиса», фаворитка экс-главы ведомства
Сердюкова, главная фигурантка резонансного дела о коррупции.

Константин Пономарев – бизнесмен, который после долгих судебных
разбирательств отсудил у IKEA 25 млрд руб., и не заплатил более 8 млрд.
налогов.

На первый взгляд сходство этих уголовных дел и двух фигурантов заподозрить
сложно. На самом же деле, можно найти, как минимум пять пунктов, в которых это
сходство явно проявляется.

Первое – это относительная «неприкасаемость», как Васильевой, так и
Пономарева.

Васильева совсем недавно, 8 мая, получила пять лет за преступления, которые,
если уж совсем следовать букве закона в сумме тянули лет на 12. При этом
некоторые эксперты и вовсе полагают, что Васильева может покинуть изолятор по
УДО в самое ближайшее время — ведь. половину назначенного срока она отбывала в
щадящих условиях домашнего ареста, а другую половину, согласно решению суда, ей
могут скостить.

С Пономарёвым складывается еще более абсурдная ситуация. 13 мая первый
заместитель прокурора г. Москвы А.В. Козлов отменил постановления о возбуждении
уголовных дел №№ 403145 и 403146, открытых в отношении предпринимателя,
столичным управлением СКР менее трёх недель назад, 27 апреля. По версии
следователей, Пономарёв, получив от российской «дочки» IKEA ООО «ИКЕА мос» 25
млрд. руб. на расчётный счёт своей фирмы и сразу отправив их на личный счёт, в
2010–2012 гг. проигнорировал свои обязанности налогоплательщика. Как директор
фирмы Пономарёв, считают в СКР, должен был заплатить налоги государству на 4,7
млрд., и как гражданин – ещё 3,3 млрд. Самое же примечательное здесь –
основание, по которому дела были прекращены. Это действительно уникальная
схема, идеально подходящая для того, чтобы любой мог уходить от ответственности
за любое преступление.

Итак, основанием для отмены дел прокурор посчитал факт вынесения мировым
судьей судебного участка № 210 Раменского района Московской области Н.С.
Богуновой оправдательного приговора по Пономареву о клевете на некого С.Ю.
Исаева с… одновременным установлением Богуновой соблюдения налогового
законодательства Пономарёвым и его бывшими компаниями. Более того, судья также
установила, что ИКЕА, помимо уплаченных 25 млрд. руб., остаётся должна компании
предпринимателя ООО «РУКОН» 33 млрд. руб., а все меры налогового контроля в
отношении Пономарёва изначально были незаконны, и он не должен платить
налоги.

Эта позиция мирового судьи была озвучена в рамках разбирательства дела о
клевете, фактически никак не касавшегося налоговых претензий к
«предпринимателю»: в одном кафе Раменского Пономарёв якобы наговорил что-то
лишнее ерунды о гражданине Исаеве, вокруг чего и разгорелся скандал.

К слову, как совсем недавно выяснилось, именно после принятия Акта выездной
налоговой проверки от 20.02.1015 г. № 972 и возбуждения 03.03.2015 г.
уголовного дела № 26214 ГУ СКР по Московской области Пономарёв и некие С.Ю.
Исаев с В.И. Власенко инициировали упомянутое дело о клевете, а уже 26.03.2015
г. Богунова вынесла сомнительный приговор.

Пикантности сюда добавляет то, что госпожа Богунова, будучи мировым судьёй,
не могла рассматривать дело о многомиллиардных хищениях – полномочия данной
категории служителей Фемиды ограничиваются спорами на сумму не более 50 тыс.
рублей. Однако своё мнение об этом уголовном деле она всё равно высказала,
опираясь исключительно на аргументацию самого Пономарева , что и послужило
основанием для его закрытия.

Надо полагать, в СКР вообще не были в курсе разбирательства о клевете. Ни
Следственный комитет, ни ФНС, ни ГУЭБ и ПК МВД России к нему не привлекались, а
значит, о приговоре мирового судьи и, соответственно, о противодействии,
подготовленным Пономарёвым, могли узнать только из постановлений о закрытии
дел, возбуждённых по факту уклонения от уплаты налогов. Откуда вовремя узнала
об этом Генеральная прокуратура — остаётся только догадываться. Любопытная
деталь: в этих постановлениях допущена определённая и, вероятно, умышленная
путаница – упоминается некое дело №26214, «возбужденное по тем же
обстоятельствам», что и налоговые, однако, как легко установить, оно о другом —
о «неуплате НДФЛ с операций по сберегательным сертификатам».

Как бы то ни было, Богунова свою роль сыграла. И не исключено, что её
участие в судьбе Пономарёва будет продолжено. Ведь кроме упомянутых решений,
именно в период проведения налоговой проверки, оперативно-розыскных мероприятий
и расследовании уголовных дел (октябрь 2014 года – май 2015) у этой же мировой
судьи было инициировано 3 гражданских и 3 уголовных дела с участием Пономарёва
и его сообщников, и по ним также приняты незаконные судебные акты.

Впрочем, дел может быть и больше – поиск по базе Раменского суда сильно
затруднён из-за того, что кто-то, скорее всего, намеренно делает опечатки в
такой простой фамилии – Пономарёв, превращая её в «Пономерва».

Страшно даже предположить, насколько эта схема оказалась бы полезна
Васильевой. Точно также фаворитка Сердюкова могла приехать в раменское
кафе «Ми-Ля» и там в районе 13:00 вступить в разговор с гражданином
Исаевым, –обвинив его в том, что тот «не исполнил надлежащим образом» некое
поручение и далее по тексту имеющегося приговора. А потом на сцену выходит
судья Богунова и оправдывает клеветницу, попутно составляя мнение по всем
пунктам дела «Оборонсервиса». Если бы такую схему использовали защитники
Васильевой, то ей могли бы не дать даже и условного срока. Но – домашний арест
есть домашний арест, в раменское кафе не попасть.

Закрытые двух дел, возбужденных в отношении Пономарева, было уже третьей
попыткой следствия довести «предпринимателя» до суда. Первые две закончились
так же – прекращением расследования по требованию конкурирующего с СКР
ведомства. Это как партия в пинг-понг: дело открыли – дело закрыли – дело
открыли – дело закрыли, и конца партии пока не видно. В выигрыше же пока
остаётся один беззаботный зритель – собственно Константин Пономарёв.

А ещё, рассуждая о неприкосновенности , можно вспомнить знаменитое «дело
Магнитского», в котором наш герой выступал свидетелем. Хотя, по мнению ряда
юристов, ему больше бы подошла роль подозреваемого. Например, как считает глава
Московского бюро по правам человека Александр Брод, именно Пономарёв являлся
создателем схемы хищения средств из государственного бюджета, из-за которой под
суд попали Сергей Магнитский и Уильям Браудер. Причём для Магнитского, кстати –
однокурсника «газового махинатора» в РЭА им. Плеханова и коллеги по работе в
компании «Файерстоун», это закончилось трагически: он скончался в СИЗО.
Собственно, сам Пономарёв во время судебных слушаний не скрывал своей
причастности к мошеннической инновации. Следившие за делом Магнитского СМИ
цитировали такие его слова: «В рамках запроса клиента мы составили план для
оптимизации их деятельности, чтобы обойти ограничения, имеющиеся на рынке.
Магнитский выступал против этого плана…» То есть, заметьте, являясь соавтором
данной схемы, нагрев с коллегами бюджет на миллиарды, Пономарёв ни дня не
провёл в СИЗОи спокойно давал показания по эту сторону решётки против
однокурсников и коллег.

Но при каких условиях возможно достижение неприкосновенного статуса? Вывод
напрашивается только один: Пономарёв заключил настолько выгодную сделку со
следствием, что в обмен не предоставление любой требуемой информации и
правильные ответы на суде вполне мог получить железобетонный иммунитет от
любого преследования правоохранительными структурами.

И это второе, чем похожи наши герои. Ведь и в случае с Васильевой могла
иметь место некая сделка – пусть и своеобразная, назовём её альковной – с
Анатолием Сердюковым.

Третье, в какой-то степени вытекающее из второго. Правоохранители почему-то
учитывают далеко не все подвиги наших героев.

В деле Пономарёва следствие почему-то искало налоговые преступления в
ограниченном промежутке времени – с 2010 по 2012. Между тем, уклонение,
насколько можно судить, продолжается до сих пор. А если так, то и претензий в
виде недоимок и пеней должно быть больше. По примерным подсчётам, Пономарёв на
сегодняшний момент не вернул государству 4,4 млрд. как физлицо, а его фирма
укрыла ещё 7 млрд. Таким образом, общая задолженность «газового махинатора»
превышает 11 млрд., что заметно больше оценки правоохранителей.

В деле Васильевой по ходу расследования постоянно всплывали, казалось бы,
совершенно очевидные факты, никаких сомнений в тяжести вины не оставлявшие. То
Главная военная прокуратура выяснит, что Васильева причастна к незаконной
передаче в аренду земли Минобороны в Ленинградской области, чем государству был
нанесён ущерб в размере 1 млрд. руб. То в отношении обвиняемой заводится новое
дело из-за продажи по заниженной стоимости ряда военных объектов в Питере. Но
что произошло на суде? Фемида вдруг решила исключить из обвинения ключевые
эпизоды – в частности, занижение почти втрое стоимости здания на Смоленском
бульваре. Да и Минобороны удачно для стороны защиты выступило, отказавшись от
иска от возмещения ущерба.

Как не сложиться впечатлению, что определённые силы стараются представить
Пономарёва и Васильеву перед судом и общественным мнением если не полностью в
белом, то хотя бы не совсем в чёрном?

Четвёртое. Истории персонажей похожи анекдотичной деликатностью следствия. В
случае с Пономарёвым единственной мерой обеспечения, как правило, являлся
скоротечный арест счетов и имущества подозреваемого. В случае с Васильевой всё
ограничилось мерой пресечения в виде домашнего ареста, во время которого
обвиняемая снимала клипы, ходила по магазинам.

Наконец, пятое – незавидная участь подельников. Четыре соучастника
Васильевой получили от 3 лет до 4 лет 3 месяцев колонии общего режима.
Пономарёвские деловые партнёры в настоящий момент на свободе, однако над ними
определённо сгущаются тучи.

Так, 19 мая Высшая квалификационная коллегия судей дала согласие СКР на
возбуждение уголовного дела в отношении заподозренной в коррупции судьи
Арбитражного суда Москвы Ирины Барановой, ныне скрывающейся в США.

А ведь именно Баранова активно содействовала Пономарёву в проворачивании
самой яркой его махинации – в 2009-м судья активно помогала в споре с IKEA.
Теперь, есть надежда, что следствие сможет выяснить, в чём заключался личный
интерес Барановой в явно неправосудных решениях.

Единственное, чем различаются наши персонажи, так это следующим: Васильева
побывала в зале суда в качестве обвиняемой и всё же доехала до СИЗО. Пономарёв
до сих пор остаётся безнаказанным.

Пока это единственное их отличие. Но сходство снова станет полным, когда
либо Васильева выйдет на волю по УДО, либо Пономарёв получит уголовное дело,
которое не станут закрывать…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.